Приговор Кравченко

ПРИГОВОР

Именем Российской Советской Федеративной Социалистиче­ской Республики
23 марта 1982 года судебная коллегия по уголовным делам Рос­товского областного суда в составе:
председательствующего — Постаногова В. В.,
народных заседателей — Кутузова Г. Ф. и Сапожникова И. К.
при секретаре — Гоппель О.,
с участием прокурора — Лагутиной 3. С.
и адвоката — Ямщикова В. Л.
в открытом судебном заседании в г. Ростове-на-Дону рассмот­рев уголовное дело по обвинению

КРАВЧЕНКО Александра Петровича, 23 февраля 1953 года рождения, уроженца с. Ушкалка Верхне-Рогачинского района Херсонской области, украинца, беспартийного, одинокого, с образованием 11 классов, судимого:
1). 4 ноября 1970 г. по п. «ж» ст. 93 УК Укр. ССР к 10 годам лишения свободы, освобожденного условно 12 авгу­ста 1976 г. с обязательным привлечением осужденного к труду на неотбытый срок 3 года 11 месяцев 4 дня;
2). 16 августа 1979 г. по ч. 2 ст. 144, ч. 2 ст. 98 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, работавшего до ареста штукатуром СУ-10 г. Шахты, проживавшего в г. Шахты, пер. Межевой, 19,
— в совершении преступлений, предусмотренных п. «е», «и» ст. 102, ч. 3 ст. 117 (в редакции Закона от 25 июля 1962 г.) УК РСФСР,

УСТАНОВИЛА:

Подсудимый Кравченко, ранее совершивший умышленное убийство, 22 декабря 1978 г. около 18 час. 30 мин. в пьяном виде на берегу реки Грушевки в г. Шахты Ростовской области совершил из­насилование несовершеннолетней 3акотновой Лены, 13 ноября 1969 г. рожде­ния, и в процессе изнасилования, с целью его облегчения и последующего сокрытия, умышленно убил потерпевшую 3акотнову.

Преступление им было совершено при следующих обстоятельствах:

13 июля 1970 г. подсудимый Кравченко совершил изна­силование и умышленное убийство малолетней Ципляк Гали, за что был осужден к 10 годам лишения свободы, однако определением Белозерского районного народного суда Херсонской области от 12 августа 1976 г. он был условно освобожден из мест лишения сво­боды и направлен на стройки народного хозяйства в г. Шахты. Кравченко не сделал правильных выводов из этого своего осужде­ния и, освободившись, продолжал свою преступную деятельность.

22 декабря 1978 г. подсудимый Кравченко, возвращаясь в нетрезвом состоянии после работы домой, недалеко от трамвайной остановки «Грушевский мост» встретил около 18 час. малолетнюю 3акотнову Лену, которая возвращалась из школы домой. С целью изнасило­вания девочки подсудимый Кравченко затащил потерпевшую в уе­диненное место на берегу реки Грушевка, вверх по течению от пе­реходного моста. Потерпевшая 3акотнова пыталась оказать подсудимому сопротивление, однако последний, имея намерение довести свой преступный умысел до конца, задушил девочку руками, завязал ей глаза шарфом и изнасиловал ее, в том числе и в извращенной форме, а затем, с целью сокрытия преступления, подсудимый Кравченко нанес потерпевшей 3 ножевых ранения в живот и бросил труп 3акотновой Ле­ны в реку.

В судебном заседании подсудимый Кравченко виновным себя в совершенном преступлении не признал, и показал, что 22 декабря 1978 г. он после окончания работы зашел домой к гр-ну Губареву, отдал последнему долг за купленный у него магнитофон, и пример­но в 18 час. 15 мин. пришел к себе домой. Изнасилование и убийства 3акотновой не совершал, в момент совершения преступления находился дома.

Проверив и оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, судебная коллегия считает, что вина подсудимого Кравченко в изнасиловании и умышленном убийстве 3акотновой Лены под­тверждается его личным признанием в ходе предварительного след­ствия и в судебном заседании в августе 1979 г., протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской эксперти­зы, экспертизы вещественных доказательств, вещественными доказательствами, показаниями свидетелей: Губарева, Подгорного, Туртыгина, Гусаковой, Скориковой, Полякова, другими материалами дела.

Так, будучи неоднократно допрошенным в ходе пред­варительного следствия, подсудимый Кравченко признавал факт изнасилования и убийства 3акотновой (т. 1, л. д. 283-284; т. 2, л. д. 22-31, 32-40, 41-48, 62-70, 245-248, 254-255, 264-265, 266-271) и давал под­робные объяснения об обстоятельствах совершения преступления 12 февраля 1979 г. (т. 1, л. д. 283, 284) и 16 февраля 1979 г. (т. 2, л. д. 23-31). Им собственноручно были написаны 2 заявления, в ко­торых он подробно описывал обстоятельства изнасилования и убий­ства девочки, а также указывал мотивы, побудившие его совершить это преступление. Эти свои показания подсудимый Кравченко два­жды подтвердил в присутствии понятых при выводе его на место происшествия 20 февраля 1979 г. (т. 2, л. д. 42-50) и 5 апреля 1979 г. (т. 2, л. д. 266-271).

Вина подсудимого Кравченко в изнасиловании и умышленном убийстве 3акотновой подтверждается прослушанными и просмотренными в судебном заседании магнитофонной записью его показаний и кино­документами, зафиксировавшими признание подсудимого на допросе, и при осмотре с его участием места совершения преступления. Будучи неоднократно допрошенным в судебном заседании 8-16 ав­густа 1979 г., подсудимый Кравченко также полностью признавал вину и показал, что, встретив 3акотнову Лену около 18 час. 30 мин., он на берегу реки Грушевки изнасиловал потерпевшую, с целью облегчения совершенного преступления задушил ее, нанес ей также не­сколько ножевых ранений в живот. Убийство девочки он совершил также с целью сокрытия преступления, и с этой же целью бросил труп 3акотновой Лены в реку (т. 3, л. д. 284-300, 351-358, 400-401).

Доводы подсудимого Кравченко о том, что во всех указанных случаях он оговорил себя, самым тщательным образом были прове­рены в ходе дополнительного расследования и в судебном заседании и не нашли своего подтверждения.

Свидетели Ижогин, Поляков в судебном заседании показали, что никакого физического насилия с целью добиться от подсудимо­го Кравченко признания вины к нему не применялось, и никаких жалоб от него по этому поводу до постановления приговора 16 авгу­ста 1979 г. (от подсудимого) не поступало, никаких следов насилия на нем не было.

Аналогичные показания по этому поводу в ходе пред­варительного следствия и в судебном заседании 16 августа 1980 г. дал свидетель Шеметов.

Свидетели Туртыгин, Подгорнов в суде подтвердили, что, явля­ясь понятыми при выполнении следственных действий, они слыша­ли, как подсудимый Кравченко в их присутствии добровольно, без всякого нажима со стороны работников милиции и следователя под­робно рассказал об обстоятельствах изнасилования им 3акотновой Лены и ее убийства, а затем изъявил желание показать место совершения пре­ступления. Указанное им после этого место совершения преступле­ния полностью совпало с теми объяснениями, которые дал подсуди­мый до вывода его на место преступления.

Свидетели Белокуров, Ершов, Тихомиров, Раздвилко, Королев в суде показали, что никакого воздействия на подсудимого Кравченко со стороны работников милиции, а также других заключенных с це­лью принуждения к даче им показаний, в которых бы Кравченко признавал свою вину, в период до вынесения приговора в августе 1979 г. — не было. Никаких жалоб по этому поводу от Кравченко не поступало, и следов побоев на нем не было.

Из показаний свидетелей Брагина, М., Конрада, Шатмарданова, Виниченко видно, что никто из них подсудимого Кравченко с целью дачи последним показаний, изобличавших бы его в совершенном преступлении, не избивал и не понуждал к признанию вины.

Допрошенный в судебном заседании свидетель М., хотя и при­знал факт нанесения одного удара Кравченко, однако категорически заявил, что сделал это в связи с совершенным Кравченко преступле­нием, когда узнал о том, что последний совершил изнасилование и убийство малолетней девочки, причем узнал об этом со слов самого подсудимого. Свидетель М. заявил, что подсудимый в частной бесе­де ему рассказал о том, как однажды после работы, распив бутылку водки, вечером недалеко от трамвайной остановки встретил девоч­ку, которую на берегу реки Грушевки в г. Шахты изнасиловал, за­душил, бросил в реку. Кравченко также говорил о нанесении потер­певшей нескольких ударов ножом в живот. Этот нож он украл незадолго до этого у одной из своих работниц.

Таким образом, проведенная в ходе дополнительного расследо­вания и в суде проверка утверждений Кравченко о нарушении за­конности при предварительном расследовании дела, свидетельству­ет о надуманности этого утверждения подсудимого. Изложенные выше доказательства в их совокупности свидетельствуют о том, что подсудимый Кравченко в настоящем судебном заседании дал лож­ные показания, не соответствующие фактическим обстоятельствам. Его заявление о том, что прежние его показания, в которых он при­знавал вину, были даны под воздействием различных лиц — наду­мано, является оговором должностных лиц и сокамерников, попыт­кой опорочить результаты расследования, ввести суд в заблуждение и уйти от ответственности за совершенное преступление.

Вина подсудимого Кравченко в совершенном преступлении и достоверность его прежних показаний об обстоятельствах изнасило­вания и убийства 3акотновой Лены, данных им в ходе предварительного рас­следования и в судебном заседании 8-16 августа 1979 г., подтвер­ждаются фактом опознания им потерпевшей по фотографии 30 марта 1979 г., детальным описанием им предметов одежды по­терпевшей, а также другими объективными данными, имеющимися в деле. Осмотром одежды убитой 3акотновой установлено, что на ее кофте, шар­фе, юбке, брюках, войлочных сапожках имелись частицы растений (т. 1, л. д. 14-17). По заключению судебно-биологической эксперти­зы, эти частицы растений относятся к роду дурнишника, череды и злаковых (т. 3, л. д. 40-47). При осмотре специалистом указанного подсудимым Кравченко места совершения преступления, там были обнаружены произрастающими растения рода дурнишника, череда, пырей (семейство злаковых), и это обстоятельство специалист Скорикова подтвердила в суде.

При задержании подсудимого Кравченко у последнего был изъ­ят свитер, при осмотре которого были обнаружены частицы расте­ний (т. 1, л. д. 183). Согласно заключению экспертизы, эти расти­тельные частицы, снятые со свитера Кравченко, являются частицами растений рода пырей, семейства злаковых (т. 3, л. д. 99-101). Ука­занные заключения свидетельствуют о том, что на одежде потерпев­шей 3акотновой, подсудимого Кравченко и на месте совершения преступле­ния, указанном подсудимым, были обнаружены однородные частицы растений.

При судебно-медицинском исследовании трупа потерпевшей 3акотновой были обнаружены повреждения в области половых органов и пря­мой кишки, свидетельствующие о совершении с потерпевшей на­сильственного полового акта, в том числе и в извращенной форме (т. 3, л. д. 6-14). В содержимом влагалища и прямой кишки убитой судебно-биологической экспертизой была обнаружена сперма (т. 4, л. д. 125-136), совпадающая с группой крови подсудимого Кравчен­ко.

Кроме того, по заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть 3акотновой наступила от механической асфиксии вследствие сдавли­вания шеи руками, в комбинации со множественными колото-резаными ранениями живота с повреждениями внутренних органов и брюшной аорты, вызвавших кровопотерю (т. 3, л. д. 6-14).

При осмотре экспертами свитера подсудимого Кравченко, на свитере было обнаружено пятно крови, совпадающее с группой кро­ви потерпевшей (т. 4, л. д. 138-144). Доводы подсудимого Кравченко о том, что обнаруженное пятно крови попало на свитер в процессе избиения им своей жены 7 янва­ря 1979 г., опровергаются не только показаниями Шевергиной (Кравченко) и Примачева, показавших в суде, что при избиении подсудимым своей жены к нему на одежду не могла попасть ее кровь, и сам подсудимый не был одет в изъятый впоследствии у не­го свитер, но и заключением судебно-медицинской экспертизы ве­щественных доказательств, из которого видно, что в результате ис­следования методом горизонтальной тонкослойной хроматографии с использованием пластинок «Силуфор» установлено, что пятно крови на свитере подсудимого Кравченко не могло произойти от Крав­ченко Г. Н., а совпадает с кровью потерпевшей 3акотновой Лены (т. 4, л. д. 117-120).

Доводы подсудимого Кравченко о том, что в момент убийства 3акотновой он находился дома, опровергаются показаниями свидетеля Губарева, Шевергиной — жены подсудимого, ранее носившей фамилию Крав­ченко, Шарковой — до расторжения брака — Гусаковой и других.

Так, свидетели Ерохин, Борщева, Стежко в суде показали, что 22 декабря 1978 г. подсудимый Кравченко работал примерно до 17 часов, а затем они расстались на троллейбусной остановке, т. к. подсудимому надо было ехать к центру на другом номере троллейбуса. На нем был свитер с красным узором, т. е. изъятый впоследст­вии у него, куртка.

Свидетель Губарев в суде заявил, что к нему домой подсудимый Кравченко пришел примерно в 18 часов, отдал долг за магнитофон и сразу же ушел. Причем от дома свидетеля до дома подсудимого Кравченко, а также до места совершения преступления не более 5 минут хода.

Однако свидетели Шевергина и Шаркова показали, что домой Кравченко пришел только после 19 час. 30 мин., при этом он был выпивши и одет в свитер с красными узорами. Это время прихода Кравченко они хорошо запомнили, т. к. они ожидали подсудимого, а он задержался, а придя домой, включил телевизор. По телевизору они перед приходом Кравченко смотрели программу «День Дона», но затем выключили, т. к. начался хоккей. Когда подсудимый Крав­ченко включил телевизор, то продолжали показывать хоккей, и по их просьбе подсудимый выключил телевизор.

Из приобщенной к делу телевизионной программы (т. 1, л. д. 208) видно, что 22 декабря 1978 г. программа «День Дона» транслировалась с 19 час. 05 мин. до 19 час. 25 мин., а затем нача­лась трансляция хоккейного матча.

Из приведенных выше доказательств видно, что подсудимый Кравченко в момент убийства и изнасилования потерпевшей 3акотновой от­сутствовал дома. Объяснить причину своего отсутствия подсудимый Кравченко в судебном заседании не смог, что также подтверждает достоверность его показаний в ходе предварительного следствия и в первом судебном заседании, что именно в данное время им была изнасилована и убита 3акотнова. Достоверность этих показаний подсудимого также подтверждается показаниями Шевергиной и Шарковой о том, что домой подсудимый пришел в нетрезвом состоянии. Кроме того, свидетель Шаркова в суде показала, что когда вечером 22 декабря 1978 г. подсудимый Кравченко пошел ее провожать до трамвайной остановки, то неожиданно спросил ее, может ли она поверить в то, что он изнасиловал и убил девочку? Заданный подсудимым свиде­телю Шарковой вопрос до обнаружения факта убийства и изнасило­вания девочки свидетельствует о высказанной Кравченко боязни разоблачения за совершенное преступление.

Вина подсудимого Кравченко также подтверждается фактом применения им одинакового способа совершения преступления 13 июля 1970 г. и 22 декабря 1978 г. и сокрытия этих преступлений. 13 июля 1970 г. подсудимый Кравченко изнасиловал малолетнюю Ципляк Галю, задушил и, опасаясь разоблачения, выколол ей глаза, а труп девочки закопал. 22 декабря 1978 г. он также изнасиловал малолетнюю 3акотнову Лену, задушил, завязал глаза, а труп выбросил в ре­ку.

Таким образом, приведенные выше доказательства полностью изобличают подсудимого Кравченко в изнасиловании несовершен­нолетней 3акотновой Лены, повлекшем тяжкие последствия, поскольку под­судимый Кравченко с целью облегчения совершения изнасилования и последующего его сокрытия умышленно убил 3акотнову.

Так как подсудимый Кравченко ранее уже совершал умышлен­ное убийство, судебная коллегия квалифицирует его действия по п. «е» и «и» ст. 102, ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (в редакции Закона от 25 июля 1962 г.).

При назначении подсудимому Кравченко наказания судебная коллегия учитывает тяжесть совершенного им преступления и на­ступивших последствий, исключительную общественную опасность его, отягчающие ответственность обстоятельства, отсутствие каких-либо смягчающих обстоятельств.

Подсудимый Кравченко совершил тяжкое преступление, по­влекшее смерть 9-летней 3акотновой Лены. Это преступление он совершил в отношении малолетней девочки из низменных побуждений, в пья­ном виде, в период отбывания наказания за аналогичное преступле­ние. Подсудимый Кравченко, несмотря на применявшиеся к нему меры предупредительно-воспитательного характера, упорно не же­лает становиться на путь исправления. Он представляет исключительную общественную опасность, поэтому к нему должна быть применена исключительная мера наказания.

В связи с изложенным и руководствуясь ст. 301-303 УПК РСФСР, судебная коллегия

ПРИГОВОРИЛА:

Признать виновным Кравченко Александра Петровича в совер­шении преступлений, предусмотренных п. «е», «и», ст. 102, ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (в редакции Закона от 25 июля 1962 г.) и назна­чить ему наказание:

—  по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР — 15 лет лишения свободы,

—  по п. «е», «и» ст. 102 УК РСФСР — смертную казнь.

В соответствии со ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступ­лений назначить ему наказание — смертную казнь.

На основании ч. 3 ст. 40 и ст. 41 УК РСФСР назначенным нака­занием поглотить наказание, определенное по приговору Ростовско­го областного суда от 16 августа 1979 г. и по приговору Херсонского областного суда от 4 ноября 1970 г.

Меру пресечения Кравченко А. П. до вступления приговора в законную силу оставить содержание под стражей.

Вещественные доказательства: одежду потерпевшей и ее порт­фель — возвратить родственникам погибшей; магнитофонную и ки­ноленты — хранить при деле; остальные — уничтожить.

На основании ст. 107 УПК РСФСР судебные издержки в сумме 82 руб. 82 коп. отнести на счет государства.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд РСФСР в течение 7 суток: осужденным — с момента вручения копии приго­вора, остальными участниками судебного разбирательства — с мо­мента провозглашения приговора.

Председательствующий: Постаногов В. В.

Народные заседатели: Кутузов Г. Ф., Сапожников И. К.

Приговоры
Это интересно!