Карл Панцрам (Carl Panzram)

Карл Панцрам (Carl Panzram)

Сообщение Cut » 30 авг 2009, 17:05

Карл Панцрам (Carl Panzram), родился в 1891 году в Миннесоте, США, в многодетной фермерской семье. первое преступление совершает в одиннадцать лет, ограбив соседский дом, за что попадает в исправительную школу для трудных подростков. в последующие годы своей жизни Панцрам, перемещаясь по территории США, а также в Африке, совершает многочисленные поджоги, разбои, кражи, ограбления, убийства, изнасилования (все из них - гомосексуальные). за отдельные свои преступления на территории США многократно попадал в тюрьмы различных штатов, но практически никогда не отбывал полученный срок тюремного заключения полностью, совершая побеги. в заключении всегда отличался буйным непокорным поведением и не подчинялся тюремным правилам, пытался нападать на охранников или совершать поджоги тюремных зданий, и нередко успешно. в 1928 году Карл Панцрам, находясь в тюремном заключении в Вашингтоне за совершенные кражи, начинает признаваться в других своих преступлениях, совершенных ранее, в том числе и во многих убийствах (как он заявит позднее, обще их число - 21). однако, доказаны были только факты краж и ограблений, в итоге по решению суда Панцрам приговаривается к 25 годам тюремного заключения. о ходе судебного разбирательства активно писала пресса. в это время Карл Панцрам записывает нечто подобное автобиографии - рассказ о своей жизни и своих преступлениях - благодаря тюремному охраннику Генри Лессеру, который передавал ему бумагу и карандаши. поступки Лессера Панцрам описывал как единственные хорошие из тех, что люди совершали по отношению к нему. эти записи впоследствии были опубликованы. в них Панцрам предстает личностью с крепко сформировавшимся человеконенавистническим мировоззрением, агрессивно претворяющий свои мизантропические убеждения на практике в течение своей жизни, четко осознающим собственные поступки и цели этих поступков. в 1930 году Карл Панцрам, отбывающий 25-летний срок в тюрьме Ливенворт, штат Канзас, совершает убийство надзирателя, за которое по решению суда приговаривается к смертной казни через повешение. Карл Панцрам отказывался и от адвоката, и от подачи прошения о помиловании. в сентябре 1930 года приговор был приведен в исполнение.

подробные статьи о Карле Панцраме:
http://www.geocities.com/darkstronghold ... nzram.html - на русском языке
http://www.trutv.com/library/crime/seri ... am1/1.html - английский
Аватара пользователя
Cut

 
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 30 авг 2009, 16:37
Репутация: 0
Повысить репутациюПонизить репутацию


Re: Карл Панцрам (Carl Panzram)

Сообщение Condor » 07 фев 2013, 15:42

Да, к лучшему, что его казнили, он очень опасен для общества.
Искренне Ваш, Condor.
Аватара пользователя
Condor

 
Сообщения: 211
Зарегистрирован: 05 май 2012, 21:55
Репутация: 0
Повысить репутациюПонизить репутацию

Re: Карл Панцрам (Carl Panzram)

Сообщение Your Nightmare » 09 июн 2013, 00:14

ОН опасен? или само общество опасно? порождают потом сами же и уничтожают приходят новые порочный круг...общество это целая армия маньяков воюющих с друг другом
Сатана входит в людей и заставляет их делать то, чего они не хотят
Аватара пользователя
Your Nightmare

 
Сообщения: 82
Зарегистрирован: 03 июн 2013, 20:59
Откуда: Из Мира известного лишь только мне
Репутация: 0
Повысить репутациюПонизить репутацию

Re: Карл Панцрам (Carl Panzram)

Сообщение торононга » 15 июл 2014, 13:27

История Карла Панцрама началась в Миннесоте в 1891 году. Карл доставлял проблемы окружающим уже в восемь лет. В 11 его поймали на краже со взломом, за что долго пытали и наказывали физически. После этого случая мальчик пристрастился к поджогам и насилию. "Я был так полон ненависти, что во мне не было места таким чувствам, как любовь, жалость, доброта, честь и порядочность" - говорил позже Панцрам. Он был слишком злым для того, чтобы жить. Слишком злым и ненавидящим окружающих.

Родители Карла были трудолюбивыми и суровыми немецкими иммигрантами, которые изо всех сил старались прокормить многочисленную семью: у Карла было пять братьев и сестра. По словам самого Карла, у его родственников была фермерская "жилка", которую он не унаследовал. Когда мальчику исполнилось семь, его родители развелись (в принципе, термин "развод" здесь не слишком уместен, т.к. отец Карла просто ушёл из дому и не вернулся - авт.) и для семьи наступили мрачные времена. Даже работая целыми днями на ферме, Панцрамы не могли себя обеспечить. В 11 лет случился тот самый взлом соседского дома, на котором Карл попался и был нещадно избит, после чего отправился в исправительную школу для "трудных" подростков.

Школа находилась в городке Рэд Винг, что на реке Миссисипи. Учащихся было около 300, их возраст варьировался от 10 до 20 лет. Управляли заведением тюремщики, которые очень часто позволяли себе выходить за рамки всяческого приличия. В записи журнала поступлений от 11 октября 1903 года Панцраму дали характеристику "неисправимый и сварливый". Мальчика доставили в приёмную, где он прошёл медицинский осмотр у доктора нетрадиционной ориентации, который недвусмысленно намекнул Карлу, что его ожидает в будущем.

Ученики получали христианское обучение, которое давалось Карлу с трудом, ведь на ферме он едва ли мог получить какое-либо начальное образование. Из-за постоянных наказаний со стороны персонала у мальчика начала проявляться ненависть не только к обучению, но и к религии. Он терпеливо вынашивал план мести и реализовал его в ночь на 7 июля 1905 года, устроив поджог в школе. В конце 1905 года Карл собирался возвратиться домой и забыть об ужасах исправительной школы. Но каким бы сложным не был тот этап в жизни Панцрама, он, тем не менее, воспитал в нём умение выживать и говорить людям то, что они хотят услышать. "Христиане научили меня быть лицемером. Я узнал больше о воровстве, лжи, ненависти, поджогах и убийствах" (здесь и далее - цитаты из книги о Карле Панцраме "Журнал убийцы - авт.)

Зимой 1905-го мать Карла, Лиззи Панцрам, приехала в Рэд Винг чтобы забрать сына домой. Школа изменила его: появилась замкнутость и задумчивость, которые раньше не были присущими Карлу. Но проблемы мальчика были чужды матери, недавно потерявшей одного из своих сыновей (брат Карла утонул в реке - авт.). "Мать была слишком глупой, чтобы научить меня хоть чему-нибудь. Я любил и уважал её, но потом мои чувства переросли в ненависть, неприязнь и отвращение". На тот момент, в своей жизни Карл Панцрам не испытал ничего, кроме страдания и пыток. "В тот момент я решил, что буду грабить, жечь, убивать и разрушать всё, что только могу".

Карл вернулся на ферму матери и продолжил работать, в глубине души понимая, что его в скором времени ожидает ещё одна школа. Так и произошло: мать отдала мальчика в очередное учебное заведение, которое снова напомнило Карлу жизнь в Рэд Винг. Не желая терпеть побои со стороны учителя, Карл принёс в школу пистолет, но позже выронил его в толпе. За попытку покушения Панцрам был изгнан из школы и вернулся на ферму, которую бросил через две недели, прыгнув в вагон товарного поезда и исчез из Миннесоты на долгое время.

В течение нескольких следующих лет Карл путешествовал по Среднему Западу, ночуя в вагонах товарных поездов и убегал от работников железной дороги, которые во многих случаях были опаснее преступников. Он попрошайничал и крал еду, когда мог, став частью обширной культуры бродяг и нищих, которые населяли Америку во время той эпохи. Это были предвоенные годы, время сумасшествия, бурной деятельности и радикальных социальных изменений. Это был период подъема в США, рост финансового бума, который придёт к резкому концу с крахом фондового рынка в "чёрный вторник" в 1929 году. Вскоре после того, как Панцрам покинул штат Миннесота, он оказался в Монтане, где был изнасилован четырьмя бродягами. В Бьюитте, штат Монтана, Карл попался на краже со взломом и на год отправился в исправительную колонию в Майлз Сити. Через несколько недель в колонии у Панцрама уже была устоявшаяся репутация сложного заключённого. Кроме того, Карл снова "попал под раздачу" от одного из надзирателей, но быстро прекратил издевательства, подкараулив охранника за одним из цехов и забив его до смерти тяжёлой доской. "За это я получил несколько ударов кнутом и отныне находился под более детальным присмотром". Жизнь в тюрьме была ненавистной Панцраму, и он твердо решил, что должен оттуда бежать. В 1907 году Панцрам вместе с другим заключённым по имени Джимми Бенсон бежит из исправительной колонии штата Монтана. Сообщники украли несколько пистолетов в соседнем городе и направились в сторону города Терри. "Я был с ним около месяца, на протяжении которого мы двигались на восток и сжигали на своём пути всё, что могли. Также я научил Джимми грабить и сжигать церкви". "Христианство" в Рэд Винг сильно отложилось в памяти Панцрама. "Естественно, я люблю Иисуса. Настолько сильно, что готов распять его ещё несколько раз". Бенсон и Панцрам путешествовали вдоль границы штата, проходящей через города Глэндив, Крэйн и Сидни, и грабили дома и людей. Прибыв, наконец, в штат Миннесота, они были вооружены двумя пистолетами и имели при себе по сотне долларов украденных денег. Они решили разделиться в городе Фарго, и их пути разошлись. Панцрам, который изменил своё имя на Джефферсон Болдуин, в конце концов отправился на запад, обратно через штат и исчез в обширных равнинах Северной Дакоты.
В декабре 1907 года Панцрам прибыл в город Хелена, штат Монтана, в котором находилось мало служителей порядка и люди ещё имели привычку иметь при себе пистолет. Однажды ночью он в одиночестве напивался в местной таверне и услышал выступление местного рекрутера из армии. Солгав о своём возрасте, Карл поступил на службу в Форт имени Уилльяма Генри Гаррисона в Западной Монтане, где постоянно попадал в передряги из-за своего неумения подчиняться приказам и пристрастия к алкоголю. В апреле 1908-го Панцрам попался на краже белья общей стоимостью 88.24$, за что позже предстал перед военным судом и был с позором изгнан из армии. Военных преступников в то время чаще всего отправляли в Форт Ливенворт в штате Канзас. Туда же, с одобрения секретаря по безопастности Вильяма Тафта (рис. 1), был отправлен и Панцрам. Он был прикован и доставлен в местный железнодорожный вокзал с рядом других военных заключенных. Подобно крупному рогатому скоту, заключённые не получали от вооруженных охранников пищи и воды в течение всей 1000-мильной поездки. Поезд выкатился из депо и пополз на юг, в Вайоминг, через кукурузные поля штата Небраска и позже в Канзас, где высокие стены Форта Ливенворт поднимались из грязных берегов реки Миссури, как гигантские надгробия.

В целом, тюрьма представляла собой мрачное и пугающее зрелище: огромные бетонные стены, площадь в 1500 акров и старое здание, построенное после окончания гражданской войны внушали страх в новоприбывших заключённых. Начиная с 1895 года, началось строительство нового корпуса Форта Ливенворт, которое закончилось в середине 1903 года. В мае 1908-го, закованный в кандалы, Панцрам впервые ступил на порог Ливенворта. Тюремные власти не знали, что ему было всего 16 лет, поэтому Карл отбывал наказание как и остальные заключённые. В тюрьме существовал довольно-таки суровый обет молчания, за нарушение которого провинившихся избивали и бросали в одиночную камеру. Правила были традиционной проблемой для Панцрама, поэтому он постоянно страдал от побоев и потихоньку вынашивал план побега. "Через некоторое время после прибытия в военную тюрьму я попытался бежать, но удача отвернулась от меня". Испытав неудачу с побегом, Панцрам решил отыграться другим способом - поджечь мастерскую, что ему с успехом и удалось.

Тем не менее, 50-фунтовый металлический шар продолжал сковывать ноги Карла. За время исправительных работ Панцрам стал сильным и мускулистым. "Я вышел из тюрьмы в 1910-м и ощущал в себе желание отмщения". Вдохнув свежего воздуха, Карл был твёрдо убеждён в том, что он видит стены Ливенворта в последний раз. Панцраму было всего 19 лет, но он успел провести довольно-таки много времени в тюремных стенах. Годы жестокого обращения и пыток сделали из юноши жестокого человека, который не мог ощущать какие-либо чувства к женщине. В течение следующих нескольких лет Панцрам побывал в Канзасе, Техасе и в Калифорнии. За это время он несколько раз был арестован за бродяжничество, кражи, поджоги и грабежи, после чего сбежал из тюрьм в Раске, штат Техас, и Даллесе, штат Орегон. "Я сжигал старые амбары, сараи, заборы... Всё, что только мог". После Орегона Панцрам побывал в Вашингтоне, Айдахо, Орегоне и Юте, обчищая чужие дома и насилуя всё что только движется, на шаг опережая преследующих его полицейских. "Для меня не было разницы, кого насиловать. Старые, молодые, чёрные, белые... Главное то, что они были человеческими существами". Летом 1911 года Панцрам, используя вымышленное имя "Джефферсон Дэвис" грабил людей и убегал, скрываясь в поездах, но в городе Фресно, штат Калифорния, он попался на попытке кражи велосипеда и снова отправился в места не столь отдалённые, откуда, впрочем, довольно быстро сбежал, прихватив с собой украденное оружие и используя его для устрашения и насильственных действий.
К 1913 году, закалённый годами алкоголизма, избиений, лишения свободы и практически животного образа жизни, Панцрам превратился в закоренелого преступника. Он был физически силён и своим внешним видом внушал устрашение и пользовался вниманием женщин, но они его не интересовали. Он продолжал своё путешествие по Штатам, скрываясь за вымышленным именем "Джек Аллен". "Под этим именем я попался на разбое и содомии в Даллесе, штат Орегон... Я пробыл там 2 или 3 месяца, после чего сломал тюрьму" (broke jail - имеется в виду побег - авт.)

После побега Карл бежал из Орегона и оказался в Айдахо, где всего через неделю попался на краже и был отправлен в тюрьму графства Харрисон, откуда, впрочем, сбежал в первую же ночь, устроив поджог и подсобив своим действием многим заключённым. Следующим маршрутом был выбран путь на север и горный хребет Биттеррут. В небольшом городке Чинук, штат Монтана, "Джефферсон Дэвис" был арестован за грабёж и получил один год заключения в тюрьме Дир Лодж. Учреждение находилось в 30 километрах к северу от холма посреди скалистых гор и напоминало средневековый замок. Четыре заостренные шпили величественно поднимались над тёмным комплексом, который был окружён толстыми каменными стенами блока. Внутри башен тюрьмы вооружённые до зубов охранники держали под бдительным оком обширный внутренний двор и были готовы стрелять в любого заключенного, который осмелится сбежать. По данным тюремного журнала поступивших, Панцрам был принят в Дир Лодж 27 апреля 1913 года. В графе "род занятий" Карл указал "официанта" и "извозчика".

По счастливой случайности, в этой же тюрьме мотал срок старый знакомый Панцрама - Джимми Бенсон. Как и в старые-добрые времена, они запланировали побег, но в последний момент Бенсон был переведён в другое отделение и честолюбивому плану коллективного побега не суждено было сбыться. Как бы то ни было, Карл к тому времени был уже опытным и хитрым уголовником и совершил побег в одиночку, после чего традиционно попался на краже, на этот раз в городке Три Форкс и вернулся обратно в тюрьму штата. Жизнь в Дир Лодж протекала медленно и однообразно. "Этому месту нужен опытный волк. Я хотел бы начинать утро с содомии, работать не покладая рук, а иногда и половину ночи. Я был так занят совершением мужеложства, что у меня не оставалось времени для служения Иисусу". Отбыв полный срок заключения, Панцрам вышел на свободу 30 марта 1915 года, имея на руках 5 $ и билет до ближайшего города, находящегося в шести милях от Дир Лодж.

В течение нескольких последующих месяцев Карл путешествовал по реке Колумбия и посетил Вашингтон, Айдахо, Небраску и Южную Дакоту. В ночь на 15 июня 1915 года он ворвался в дом в городе Астория, штат Орегон, похитив в общем около 20 $, после чего был арестован и отправлен в тюрьму штата Орегон в Салеме, где записался в журнале под именами Джефферсон Дэвис и Джефф Родос. Салемская тюрьма была местом суровым и не сулила Панцраму приятного времяпровождения. Жестокий начальник тюрьмы своими методами напоминал Панцраму о проблемной юности, и Карл пообещал себе, что сломает шерифа. Наказания стали рутиной для Карла. Вершиной триумфа для начальника тюрьмы было отправление Панцрама в карцер за игру в блэкджек, где заключённый три недели питался только хлебом и водой. Тем не менее, это не сломало Карла и он принялся за своё любимое дело - поджоги, за что был наказан 61 днём в одиночной камере, где питался, в основном, тараканами. В начале 1917 года Панцрам помог совершить побег заключённому по имени Отто Хукер, после чего сбежал и сам, но тяга к разбоям снова взяла верх над Карлом и он попался на краже, попутно устроив перестрелку с помощником шерифа, в результате чего был схвачен и снова отправлен в тюрьму Салем, откуда, кстати, смог сбежать ещё раз, после чего сбрил усы и принял личину "Джона О'Лири", по пути сжигая церкви и устраивая разбойные нападения.
Лето 1920-го года Панцрам провёл в городке Нью-Хейвен, штат Коннектикут, где получил множество новых целей для атаки. В августе он нашёл дом на Уитни Авеню, который выделялся среди других своей вычурностью. Карл пролез в здание через окно и обнаружил внутри множество драгоценностей, ценные облигации и пистолет 45-го калибра. Парадокс ситуации заключался в том, что собственником дома и облигаций оказался Вильям Тафт, бывший Президент США, который в 1907 году своей подписью отправил Панцрама на три года в Ливенворт. Захватив всё, что только можно, Карл скрылся с места преступления с большим мешком добычи за спиной.

После этого счастливый вор направ стопы в Манхэттенский Ист-Сайд, где продал большую часть украденных вещей. Вырученные 3000 $ Панцрам потратил на яхту, которую назвал "Акиста" и зарегистрировал её на одно из своих вымышленных имён - Джон О'Лири. После этого, Карл пустился в плавание по Ист-Ривер, грабя и уничтожая случайных попутчиков. В конце концов, он пришвартовался в Нью-Хейвенском яхт-клубе, где за выпивкой придумывал планы новых грабежей. В Нижнем Ист-Сайде Карл заметил множество моряков, ищущих работу в море. Это наблюдение помогло ему придумать новую схему преступления. "В то время я понял, что это был отличный план: нанять как можно больше моряков, споить их, изнасиловать и убить". В течение нескольких недель Панцрам искал потенциальных жертв в районе Саут Стрит. Он обещал им множество почестей и выгоды, лишь бы только моряки поднялись на борт. Городской остров занимал небольшой участок суши неподалёку от Бронкса. Он постоянно бурлил морской жизнью, и мало кто обращал внимание на то, что у загадочного капитана яхты "Акиста" чуть ли не каждую неделю менялся экипаж...

"Каждый день в Нью-Йорке я проводил в поиске новых моряков" - говорил позже Панцрам. "Мы обедали и пили вино, а когда мои гости были достаточно пьяны, я простреливал им головы". После этого Карл плыл к маяку около Лонг Айлэнда и сбрасывал трупы в воду. Со временем, шкипер "Акисты" попал под подозрение, и решил скрыться. Он плыл вдоль побережья Нью-Джерси, пока не добрался до острова Лонг-Бич, где попал на рифы и чудом спасся.

В 1921 году Панцрам отсидел 6 месяцев в тюрьме штата Коннектикут за кражу со взломом и незаконное хранение оружия. После освобождения он вступил в морской союз, который принимал участие в забастовке. Карл и тут отметился, поучаствовав в перестрелке с полицией, после чего скрылся от грозящего ему правосудия на корабле, плывшем в Анголу. Там он устроился прорабом на работу в нефтяную компанию "Синклэйр". Вскоре после этого, Панцрам убил и изнасиловал 11-летнего мальчика в городе Луанда. Орудием убийства был камень. Через некоторое время Карл отправился в бухту Лобито, где поселился в рыбацкой деревне. Несколько недель спустя, он нанял шестерых добровольцев для охоты на крокодилов, чья кожа хорошо котировалась на чёрном рынке в Конго. Наёмники послушно углублялись в джунгли, не подозревая об истинных намерениях своего начальника. Убедившись в том, что группа достаточно далеко отдалилась от цивилизации, Панцрам застрелил всех своих попутчиков и бросил их тела крокодилам.

Убийце нужно было скрыться, и он выбрал путь на север, в Голд-Кост, по пути грабя местных фермеров. Подобным образом Панцрам добрался до Португалии, где чудом скрылся от полицейских, проинформированных о его преступлениях в Африке. Забравшись на уходящий корабль, Карл в 1922 году вернулся в Америку. Через несколько дней Панцрам отправился в офис американской таможни, где возобновил лицензию капитана и получил документы на свою яхту - "Акиста". Но главной целью новоиспечённого капитана было не возвращение своего имущества, а кража чужого. Дрейфовав вдоль берегов Коннектикута, Карл очутился в городе Сэйлем, штат Массачусетс. Там он повстречал 12-летнего мальчика по имени Генри (в других источниках - Джордж - авт.) МакМагон. "Около 14 часов дня я попросил мальчика купить мне молока в магазине, дав ему 15 центов" - говорил позже Панцрам. Мальчика видели в компании неизвестного мужчины, одетого в синий костюм и кепку. Этим незнакомцем оказался Карл. Он вывез мальчика в пустынную часть города, где изнасиловал и убил, накрыв тело ветками. Быстро удаляясь с места преступления, Панцрам попался на глаза двум свидетелям, но они не придали особого значения странному поведению неизвестного мужчины. Через три дня, 18 июля, нашли тело Джорджа. Полицейские быстро очертили круг возможных подозреваемых, но Панцрам среди них не фигурировал.

Следующим пунктом назначения Карла стал округ Вестчестер, где он продолжил искать подходящую лодку, попутно устроившись на работу и сняв квартиру в Йонкерсе. По словам Панцрама, в Йонкерсе он встретил 15-летнего мальчика по имени Джордж Вэлосин, которого вскоре изнасиловал. После этого насильник отправился в Провиденс, где ему посчастливилось украсть яхту. Остановившись в Нью-Хэйвене, Панцрам продолжил грабить, убивать и насиловать. Особо крупный "улов" попался ему в Коннектикуте, где из катеров и пары домов удалось украсть драгоценности, деньги, оружие и одежду. Использовав юношу как сообщника, Панцрам позже ворует рыболовные сети и убивает мужчину на яхте. Сразу после того, как сообщники пришвартовались в Нью-Бурге, Джорджу удалось сбежать и сообщить о насилии в полицию. "Джона О'Лири" объявили в розыск и несколько дней спустя поймали. В ночь на 2 июля 1923-го Панцрам попытался бежать из тюрьмы, объединившись в другим заключённым, Фредом Федероффым (Fred Federoff - авт.), но был пойман и отправлен в карцер. Некоторое время спустя, Карл попросил своего знакомого адвоката по имени Кэшин внести залог, продав яхту и документы на неё. Простодушный человек так и поступил, но вскоре оказалось, что яхта была украдена и клиент обманул своего адвоката.


После Йонкерса Панцрам отправился в свои знакомые места в южном Коннектикуте, где надеялся украсть новую лодку. В Нью-Хейвене Карл ограбил несколько человек, чтобы получить деньги на еду, и отправился в Нью-Лондон. В ночь на 9 августа 1923 года Панцрам убил и изнасиловал бродягу в лесу. "Имя этого мальчика я не знаю, помню только что он был евреем из Бруклина". Убитый мальчик пролежал в кустах пару дней, пока его 11 августа не обнаружил местный мужчина. Панцрам, тем временем, отправился на флот, откуда был довольно скоро изгнан за драку. Голодный и злой, он вернулся в Коннектикут и обосновался в городке под названием Ларчмонт.

Ларчмонт был тихим и ухоженным посёлком на южном берегу графства Вестчестер у самой границы Коннектикута. В 1920-м он был известен благодаря своей прекрасной береговой линии и элитным клубам, в которых по выходным собирался "высший свет" Нью-Йорка. Люди просто наслаждались умеренной жизнью небольшого городка, отдыхая от суеты большого города. В июне 1923 года Панцрам украл лодку в порту Ларчмонта, принадлежавшую мужчине по имени Чарльз Пайн. Лодка была вскоре обнаружена у побережья Нью-Рошель; Карл потерял управление и разбил её о скалы. В ночь на 26 августа 1923 года Панцрам с топором ворвался в железнодорожное депо этого же города в надежде поживиться вещами пассажиров. Он обнаружил множество ценных вещей в саквояжах, но был пойман офицером по имени Ричард Грубе. Злоумышленник был доставлен в отделение полиции на Бостон Роуд, где назвался Джоном О'Лири. Позже, на допросах Карл признался ещё в трёх взломах и был отправлен под заключение с залогом в 5000 долларов. В следственном изоляторе Ларчмонта Панцрама "пробило" на откровения. Он начал рассказывать о том, что он беглый преступник из Орегона, который отбывает 17-летний срок за стрельбу в офицера полиции, а также признался в многих других вещах, но полицейские поначалу не приняли его заявления всерьёз.

Как бы то ни было, начальник полиции Ларчмонта решил проверить на правдивость заявления "Джона О'Лири" - и не прогадал. 29 августа он получил ответ от пенитециарной службы штата Орегон, в котором говорилось о том, что некто Джефф Болдуин, по описанию соответствующий Джону О'Лири, он же Карл Панцрам, разыскивается в Орегоне и за его голову назначена награда в 500 $. Карл понял, что его перспективы стают всё более негативными. Во время нахождения в СИЗО Ларчмонта Панцрам написал письмо загадочному Джону Ромеро в Бикон, штат Нью-Йорк: "Это письмо, скорее всего, будет нашим последним разговором. Я никогда никому не говорил о вас, но имейте в виду, что если я начну говорить, то это может закончиться плохо. И вы, кстати, ещё можете заработать на сделке в Ньюбурге. Пришлите мне 50 $ и я не буду ничего рассказаывать". Прошло некторое время, но полиция Ларчмонта так и не дождадась ответа и денег от Джона Ромеро, и Панцрам продолжил ждать своей участи. Несколько недель спустя состоялся суд, на котором его признали виновным. Карл пытался договориться с прокурором, чтобы получить более мягкий приговор, но последний не выполнил своих обещаний.

Американские тюрьмы начала 20-го века были ужасным местом с варварскими условиями для заключённых. В основном, это были автономные царства надзирателей. Не была исключением и тюрьма Апстэйт в Нью-Йорке, более известная как Даннемора, в которой содержались самые опасные преступники того времени. Панцрам был доставлен туда в октябре 1923 года и буквально через несколько недель успел собрать парочку самодельных бомб, но охранники нашли эти "подарки" и сумели их демонтировать. Чуть позже Карл попытался убить одного из охранников, когда тот спал. "Я ударил его по затылку тяжёлой деревяшкой, но не смог убить. Тем не менее, после этого случая охранник оставил меня в покое". Первую полноценную попытку побега Панцрам совершил спустя пару месяцев. Он перелез через стену и спрыгнул с другой стороны, сломав себе ноги и сильно повредив позвоночник. "Я был брошен в клетку без какой-либо медицинской помощи либо хирургического вмешательства. После 14 месяцев агонии меня доставили в больницу, где меня прооперировали и вырезали одно из яичек". Вскоре после этого, Панцрам был пойман на попытке изнасилования другого заключённого и брошен в одиночную камеру, где начал обдумывать план
массового убийства. В июле 1928 года, после пяти долгих лет заключения, Панцрам был выписан из Даннеморы. Будучи озлобленным калекой, он был твёрдо нацелен на реализацию одного из своих чудовищних планов по уничтожению человечества.
После освобождения Панцрам был поглощён местью за всё, что с ним случилось в Даннеморе. В течение следующих двух недель он совершил десятки краж и убил, по меньшей мере, одного человека во время ограбления в Балтиморе, за что был вскоре арестован и доставлен в тюрьму Вашингтона, округ Колумбия, где впервые за многие годы назвал своё настоящее имя. В первые же дни нахождения в тюрьме Карл начал повествовать другим заключённым о своих "геройствах". Это насторожило надзирателей и они отправили запросы в другие штаты. Опасения подтвердились: Панцрам разыскивался по всей стране за многочисленные преступления. 26-летний новобранец среди охранников по имени Генри Лессер достучался до преступника и спросил его - чем же тот занимался? "Я изменяю людей" - без какой-либо усмешки ответил Панцрам. Стараясь никогда не оставаться на одном месте на долгое время, Панцрам традиционно для себя начал планировать побег, но его планы разрушились из-за "стукача". Карл был брошен в карцер, где несколько дней терпел издевательства охранников и проклинал весь мир.

Через некоторое время, местная газета начала трубить о заключённом, признавшемся в нескольких убийствах. "Вашингтон Пост" от 28 октября 1928 года сообщал о том, что Панцрам признался в убийстве 14-летнего Александра Лиззока, газетчика из Филадельфии, а также 12-летнего Генри (в других источниках - Джордж - авт.) Макмагона из Нью-Сэйлема, штат Коннектикут. По некоторым причинам, Генри Лессер подружился с Карлом и давал ему деньги на сигареты и пропитание. Подобные акты доброжелательности были чужды Панцраму и он принял близко к сердцу подобные действия охранника, разрешив последнему написать историю своей жизни.

Известный психолог Карл Меннингер позже заявил, что эта биография "являет собой самоанализ, в котором главный герой не щадит ни себя, ни общество. Никто не может прочитать её полностью без каких-либо ощущений". Начиная с фермы в сельской Миннесоте, где он родился, Панцрам рассказал жестокую историю своей жизни. С того момента, как он был направлен в училище штата Миннесота в Рэд Винг в 1903 году до момента, когда он прибыл в тюрьму Вашингтона, округ Колумбия, было тысячи преступлений, десятки убийств и жизнь, проведённая в целеустремлённой погоне за уничтожением. "Все мои коллеги и окружение являлись частью атмосферы обмана, предательства, жестокости и лицемерия. Вы думаете, я сам себя таким сделал? Нет, меня таким сделало окружение". Убийства Панцрама в последствии были подтверджены местными властями. Он указал даты, время и места убийств, а также свою обширную историю арестов. Естественно, в период с 1900-го по 1930 год связи между полицейскими департаментами разных штатов были налажены очень слабо и Карл этим пользовался, регистрируясь в тюрьмах под разными именами, а именно: Джефферсон Болдуин (1915), Джеффри Рудес (1919), Джон Кинг (1920) и Джон О'Лири (1923).

Но книга была не только о жизни Панцрама. В ней были мысли убийцы о системе уголовного правосудия и власти общества над личностью. "Все ваши полицаи, судьи, адвокаты, надзиратели, врачи, национальные комиссии преступности и писатели объединились, чтобы выяснить и устранить причину и следствие преступления", сказал он. "При всём этом знании и силе в их распоряжении, они не добились ничего. Только ухудшили ситуацию". Панцрам обвинил в преступности общество, которое увековечило его и производило всё больше преступников. "Я 36 лет занимался уголовщиной. Есть 11 осужденных в отношении меня. Я отдал 20 лет своей жизни тюрьмам и исправительным колониям. Я знаю, почему я преступник". Он возложил вину за собственную насильственную жизнь на тех, кто пытал и наказывал его. "Может, они были и правы. В моей жизни я нарушил все законы, когда-либо созданные человеком и Богом. Если бы их было больше, я бы очень весело нарушил их все".

Страница за страницей, Карл описывал свою "одиссею" убийств и изнасилований, которая охватила несколько континентов. Он никогда не испытывал чувства раскаяния и жалости. В понимании Панцрама жестокость и насилие были единственными способами общения с окружающим миром.
Не смотря на то, что Панцрам провёл многие годы в заключении, он так и не смог полноценно придерживаться тюремных правил и порядков. После попытки побега и проведённых днях у столба, он, освободившись, всё равно напал на троих охранников, которые измывались над ним, после чего снова был прикован наручниками к тому же столбу. Тюремный офицер в отчёте писал, что Капитан охраны называл Карла "чёртовым сукиным сыном, который постоянно грозился сделать дырку в моей голове". 29 октября в тюрьму прибыл ордер на арест Панцрама из Филадельфии в связи с убийством Александра Ущаке (Uszacke - авт.) 26 июля 1928 года у Поинт Хаус Роуд. Чуть позже в тюрьму к Панцраму пожаловали представители сэйлемской полиции в компании с двуми свидетелями, которые видели его ночью после убийства Генри МакМагона. К началу 1929 года Панцрам стал понимать, что в этот раз в тюрьме он останется надолго. Карл написал письмо прокурору Кларку в Сэйлем, в котором не только описал все подробности убийства МакМагона, но и признался в ещё 21-м убийстве. "Если я когда-нибудь окажусь на свободе, то убью ещё 22 человека" - откровенничал Панцрам.

12 ноября 1928 года начался суд над Панцрамом по обвинению в краже со взломом. Во время допроса одного из свидетелей, Джозефа Червински, Карл пристально смотрел в его глаза и провёл пальцами по шее, недвусмысленно намекая на возмездие. Как бы то ни было, в конце заседания Карл не только признал себя виновным в ограблении, но и заверил судью в том, что оставался в доме несколько часов для того, чтобы потом убить хозяев. Судья Уолтер МакКой признал его виновным по всем пунктам обвинения и приговорил к 25 годам заключения в знакомой Карлу федеральной тюрьме Ливенворт, штат Канзас (представляю себе выражение лица Панцрама в этот момент - авт.). Когда злодей услышал приговор, его лицо расплылось в широкой, злой усмешке. "Посетите меня" - сказал он судье.

На следующий день Панцрам был доставлен в Ливенворт. Выпуклые мышцы бывалого уголовника были видны сквозь тюремную рубашку. Всем своим грозным видом Карл показывал, что связываться с ним не следует. Он слушал правила тюрьмы с показательным безразличием и уверил охранников в том, что убьёт первого, кто осмелится на него "наехать". Не желая поддерживать общение с другими заключёнными, Панцрам написал письмо начальнику тюрьмы, в котором попросил отправить его на работу, не требующую общения. Вскоре он был отправлен в прачечную, где мог работать целыми днями в одиночестве, сортируя бельё заключённых. Руководителем Панцрама на этом месте работы был маленький лысеющий человек по имени Роберт Варнке, известный своим суровым нравом. Несколько раз получив взыскание от Варнке, Карл предостерёг других заключённых от общества этого человека. 20 июня 1929 года Панцрам как обычно работал в прачечной и увидел около двери железный прут, который использовался в качестве опоры для ящиков. Он выдернул прут и застал Варнке врасплох, сделав из черепа надзирателя кровавое месиво. Остальные заключённые, находившиеся в прачечной, не сразу поняли тот факт, что стали свидетелями преступления. Зато Карл это отлично понимал. Он гонялся по помещению за свидетелями, пытаясь стереть их в порошок и остановился только в тот момент, когда увидел толпу охранников. "Я убил Варнке!" - сказал он спокойным голосом. "Отпустите меня". Бросив на пол орудие убийства, Панцрам молча удалился с места преступления и вернулся на койку в своей камере.
История Панцрама появилась в десятках газет, таких как "Топека Таймс", "Бостон Глоуб" (рис. 1) и "Филадельфия Инкьюрер". В марте 1929 года он написал письмо заместителю начальника тюрьмы следующего содержания: "Я понимаю, что против меня существует целый ряд обвинений за убийство и побег из Орегона, но не могли бы Вы сказать точное их число?". 16 апреля 1930 года "Чикаго Ивнинг Америкэн" сообщал следующее: "Несмотря на то, что он хвастался убийствами двадцати трёх лиц и собирался убить тысячи, а затем покончить жизнь самоубийством, Панцрам не выглядел душевнобольным и мог без проблем отличать хорошее от плохого". Тем временем, власти городов Сэйлем, Филадельфия и Нью-Хэйвен готовились выдвинуть свои обвинения против Карла, который спокойно мотал срок в одиночной камере в Ливенворте.

В течение этого периода Панцрам продолжал поддерживать связь с Лессером и в письмах детально описывал свою жизнь в Ливенворте. Он жаловался на малое количество книг, но хвалил тамошнюю еду. Карл утверждал, что находясь в тюрьме он начал чувствовать себя более человечным и постепенно забывал о том, каким животным он был. По прибытии в Ливенворт он полагал, что будет подвергаться издевательствам и избиениям на ровном месте, из-за чего сразу же попытался бежать и был пойман. Он стал враждебным и отказывался сотрудничать с охранниками. Однако, на этот раз не было никаких побоев. "Никто не поднимал руку на меня. Я был спокоен и доволен собой" - писал Панцрам. 14 апреля 1930 года начался суд по делу об убийстве надзирателя Варнке. Панцрам вёл себя дерзко и отказывался от сотрудничества. Судья Хопкинс поинтересовался у обвиняемого - есть ли у него адвокат? "Нет и он мне не нужен!". Хопкинс начал консультировать обвиняемого на тему того, что он имеет конституционное право на защиту, но Панцрам в ответ лишь громко проклинал судью. Когда же его спросили о том, признаёт ли он себя виновным, Карл начал издеваться над судом. "Я не признаю себя виновным! Попробуйте докажите это!". Прокурор Варден Уайт показал суду орудие преступления и привлёк 15 свидетелей, которые видели, как Панцрам убил надзирателя. Положение Карла усложнялось, но он лишь сидел и улыбался. Жюри потребовалось всего 45 минут для того, чтобы признать его виновным без права на помилование. Судья Хопкинс зачитал приговор: "5 сентября 1930 года с шести до девяти утра Вы будете повешены". Карл воспринял приговор с облегчением, широко улыбаясь и излучая оптимизм. "Судья, дайте мне положить пальцы на Вашу шею, и Вы больше никогда не сможете занимать свой пост!" - кричал он. Даже когда охраниики выводили обречённого убийцу из зала суда, он громко смеялся...

В 1920-х годах психоанализ не был так широко распространён, как сейчас. Одним из первых "адептов" данного учения был доктор по имени Карл Меннингер, выпускник Гарварда. Он беседовал с Панцрамом между судебными заседаниями, пытаясь определить степень его заболевания. Панцрам был доставлен в комнату в 8:30 утра, закованным в тяжёлые цепи и с жёстким железным прутом, прижатым к каждой лодыжке. Он мог сделать только полшага за раз. Три федеральных охранника окружали заключённого. Карл сел в кресло и, нахмурившись, уставился на доктора Меннингера. "Доброе утро, г-н Панцрам", сказал доктор Меннингер. Заключённый в ответ разбушевался и повернул голову, не говоря ни слова. Он огляделся вокруг, как если бы оценивая свои шансы на побег, и у доктора было чувство, что, если бы у него была возможность, Панцрам, не моргнув глазом, убил бы всех в комнате только для того, чтобы выйти. "Я хочу, чтобы меня повесили, и я не хочу никаких помех с Вашей стороны или со стороны других представителей Вашего грязного рода. Я просто знаю больше о мире и могу рассказать о негативной природе человека без какого-либо лицемерия. Я горжусь тем, что убил несколько человек, и жаль, что я не убивал больше!" Доктор Меннингер пытался выведать у Панцрама подробности его жизни, но заключённый отказался и с каждой минутой ставал всё более злым и нетерпеливым. "Я говорю, что я несу ответственность, и я виноват, и чем скорее они меня повесят, тем будет лучше и радостнее буду я. А Вы пытаетесь вмешиваться в это!". На следующий день, 16 апреля, Меннингер написал письмо Вардену Уайту, в котором просил о разрешении посетить убийцу снова, но прокурор ответил отказом. В своём заключении о психическом здоровье Панцрама доктор указывал на то насилие, которому Карл подвергался в Рэд Винг и утверждал, что именно жестокость со стороны взрослых побудила в Панцраме ненависть ко всему миру ещё в детском возрасте.

Последним человеком, который официально был повешен в Канзасе, был Уильям Диксон в 1870-м. Приговорённых к смертной казни, естественно, хватало, но губернаторы позже заменяли столь негуманный, по американским меркам, способ "исправления" на пожизненное заключение. Самым известным смертным приговором был приговор Роберту Страуду (рис. 2), известному как "Птенец из Алькатраса". Он был осуждён за убийство охранника 26 марта 1916 года и ожидал своей участи в камере смертников вместе с Панцрамом. Страуд, как и Панцрам, отличался своим эгоцентризмом и мизантропией и не общался практически ни с кем. Единственным общением с внешним миром для него были бесконечные апелляции. В итоге, "Птенцу" удалось избежать виселицы и он до конца своих дней находился в тюрьме. Для Панцрама, в свою очередь, смертный приговор был облегчением. Он настолько убедил себя в правильности подобного решения, что даже устраивал гневную переписку с либералами, которые пытались выпросить у судебной системы помилование для убийцы. 30 мая Карл написал письмо Президенту Гуверу, в котором высказал озабоченность по поводу исполнения приговора. Но оный был исполнен. Холодным утром 5 сентября 1930 года в 5:55 утра Панцрам в сопровождении охранников и журналистов следовал к виселице. Его поведение было как никогда мятежным. Панцрам проклинал свою мать, проклинал весь ненавистный ему человеческий род. Забравшись на деревянный помост и повернув голову к палачу, Карл изрёк фразу, сделавшую его действительно знаменитым: "Шевелись ублюдок! За это время я успел бы повесить дюжину человек!". В 6:18 утра доктор Джастин Фуллер объявил Карла Панцрама мёртвым. Позже, на его надгробной плите не будет выбито ничего, кроме тюремного номера 31614.

Заслужил ли Панцрам подобный приговор? Безусловно. Но кто же виноват в том, что общество получило подобного изгоя, который уничтожал на своём пути всё и вся? Само общество. С самого раннего детства Карл привыкал к тому, что не существует иного языка, кроме языка насилия, издевательства и побоев. Этот печальный опыт руководил действиями Карла на протяжении всей его жизни. История Панцрама должна была послужить уроком для следующих поколений, но и по сей день у медицины часто случаются промахи, из-за которых доктора ошибочно определяют опасность того или иного человека для общества в будущем. Показательным примером подобных медицинских ошибок является, к примеру, Эдмунд Кемпер, который приезжал к своему психиатру с отрубленной головой женщины в багажнике и спокойно слушал заключение врача о собственной вменяемости.
Над дорогой боевой моей
В вышине орлуют два орла
И один из них ночи темней
У другого белые крыла
Если чёрный нынче победит
Значит не прожить мне и дня
Если белый в битве устоит
Значит встретит милая меня
Если воин брееться
Значит он надееться
торононга

 
Сообщения: 80
Зарегистрирован: 04 июн 2014, 12:08
Репутация: 0
Повысить репутациюПонизить репутацию


Вернуться в Зарубежные маньяки

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей