А. Бухановский: «Маньяк подает сигналы»

Профессор Александр Бухановский уверен: серийных убийц можно выявлять и лечить

В России идет охота на детей. За два месяца жертвами преступников стали одиннадцать несовершеннолетних в возрасте от 5 до 10 лет. Кто эти чудовища? Что движет маньяками? Как их вычислить еще до того, как они перейдут грань? Можно ли остановить?

Ответить на эти вопросы после 30 лет исследований и практики может профессор Александр Бухановский. В свое время он составил психологический портрет Андрея Чикатило и сумел его “разговорить”. Уже много лет в частной клинике в Ростове–на-Дону он анонимно лечит потенциальных маньяков. На приеме у доктора Бухановского побывал спецкор “МК”.

Угловой дом на улице Горького и Ворошиловского проспекта хорошо известен в Ростове. На первом этаже здесь располагается Научный лечебно-реабилитационный центр “Феникс”. Нет ни ограды, ни решеток на окнах. На щите за стеклянной витриной читаю регалии профессора Бухановского: доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психиатрии и наркологии Ростовского медицинского университета, профессор юридического факультета Ростовского университета, почетный член Ассоциации европейских психиатров, член Американских академий судебных наук, психиатрии и права. Бухановский — единственный из российских профессоров, кого пригласили читать лекции в самом закрытом подразделении ФБР, в отделе бихевиористики, который занимается поиском серийных убийц и маньяков.

За спиной чувствую чужое дыхание. Оборачиваюсь — вижу мужчину с запавшими глазами. На миг остановившись, он торопится юркнуть в дверь центра.

“Ну вот, — думаю, — встретилась с потенциальным маньяком”.

— Лечим любые психические расстройства, — успокаивает профессор.

Бухановский не любит слово “маньяк”. “В психиатрии “маниакальное состояние” — это состояние крайнего возбуждения, эйфории, повышенной деятельности”. Это слово отпугивает психически больных людей. Они чувствуют себя еще большими изгоями.

— Сопереживаете серийным убийцам?

— Я не следователь, не моралист, не воспитатель. Я должен понять этих людей и по возможности предотвратить преступления.

Показываю доктору сводку о последних убийствах детей.

Доктор спокоен, хотя видно, что расстроен:

— К глубочайшему моему сожалению, ничего сверхъестественного не происходит. Эти случаи просто попали в фокус СМИ. Как ни страшно об этом говорить, но это штатная ситуация. Дети пропадают все время. В силу своего возраста и строения тела дети — самая беззащитная часть населения.

В этом году — ранняя весна. Для многих психических расстройств, в частности — маниакально–депрессивного психоза, некоторых форм шизофрении, эпилепсии и органических поражений головного мозга, свойственна сезонность.

Я не знаю ни одного серийного убийцы, который был бы совершенно здоров психически. При переходе от зимы к лету и от лета к зиме меняется настрой мозговых центров и функций, они адаптируются к окружающей среде: природной и социальной. Когда на системы ложатся большие нагрузки, возникают обострения.

— Перечисленные серии могут быть связаны между собой?

— Я не провидец и не ясновидящий. Но в свое время вместе с американскими коллегами мы выявили закономерность: в США мобильность среди серийных убийц гораздо выше, у нас же в России сохраняется высокий уровень территориальности. Наши “серийники” чаще всего совершают преступления в одном определенном районе.

“Убивая собаку, рыдал, но остановиться не мог”

Кто эти нелюди, в чью душу вселяется дьявол? Ведь маньяками не рождаются?

— Это социальная проблема. Процесс, растянутый во времени. Мы исследовали психологию серийных убийц, их личность, сексуальность, структуру семьи и семейные отношения.

Все “серийники” в детстве воспитывались в неблагополучных семьях, где главенствовала мать. С детства ребенок подвергался унижению. Его постоянно контролировали и били. Вопросы секса в семье были запрещены. Отец был оттеснен от воспитательного процесса. Иногда он пытался доказать, что является отцом, при этом все воспитание сводилось к физическому насилию. Не получая в семье душевного тепла и ласки, ребенок рос замкнутым, у него были проблемы в общении со сверстниками. Часто он прятался от действительности в мире фантазий, которые со временем перерастали в садистские проявления.

— Среди моих “серийников” был Юрий Цюман, более известный как Черноколготочник. Он рос в семье законченных алкоголиков, в нищете, среди бесконечных скандалов. Мальчик безумно боялся мать, которая избивала его за малейшие провинности, постоянно угрожала повесить или задушить веревкой за непослушание. Отец также периодически бил ребенка. В силу этого у мальчика сформировалась явная недостаточность самооценки, полностью отсутствовали навыки самозащиты.

Он вырос и с периодичностью раз в месяц стал убивать девушек, одетых в черные колготки.

Еще пример. Будущий серийный убийца Владимир Муханкин в детстве уезжал на каникулы в деревню к бабушке. Чтобы окрестная ребятня на него плохо не повлияла, бабушка не выпускала парня со двора. Когда мальчик убегал, она брала в руки хворостину и через всю деревню, на осмеяние окружающим, гнала его домой. В школе над Муханкиным издевались. Он был изгоем. Однажды учитель географии при всем классе обвинил его в воровстве. Вещь потом нашлась, Муханкин же убежал из школы. Он не знал, куда деваться. В обиде, растерзанный, смешанный с грязью, пошел к дому учителя. У географа была любимая собака. Муханкин взял камень, отвел пса за село и забил до смерти. Позже вспоминал: “Рыдал, мне было жалко собаку, но остановиться не мог”. Так Муханкин отомстил за унижение. А потом аналогичным образом стал убивать людей. Как наркоману требуется все большая доза, так и “серийнику” необходимы все новые, более серьезные объекты.

“Не поможете сыну, убью его и себя”

Доктор Бухановский детально изучил, как формируются психические расстройства, превращающие человека в маньяка:

— Сначала ребенок многократно прокручивает в голове увиденную сцену, испытывая только любопытство и ужас. Потом он рисует в воображении сцены насилия. В фантазиях представляет себя всемогущим. У него формируется агрессивное поведение, возникает потребность доказать свое превосходство. Он начинает искать жертву.

Чтобы садизм прочно вошел в жизнь ребенка, необходима острая реакция с эмоциональным или сексуальным возбуждением, которая запечатлевается в его мозгу на всю жизнь.

— Мы работали с Самурханом Индеевым по кличке Питон, который совершил серию жестоких убийств, — продолжает рассказывать профессор. — В детстве это был очень талантливый ребенок. Занимаясь в престижной спортивной школе, он рано выполнил норматив мастера спорта по гимнастике. Однажды Индеев стал свидетелем того, как товарищ по сборной получил травму. Подросток сорвался и упал плашмя на железное основание брусьев. Индеев, думая, что он умер, подскочил к нему, схватил за голову, увидел зияющую рану на голове… В состоянии ужаса он ощутил запах крови и пота. У него возникли эрекция и семяизвержение. Все это, как условный рефлекс, закрепилось у него в голове. Потом он стал возвращаться к этим воспоминаниям, фантазировать. Специально после тренировок повреждал себе палец, вдыхал запах крови и пота. А спустя 11 лет Питон зверски убил трех девушек-студенток, жестоко их порезав. Он пил их кровь и уже мертвых насиловал.

— Можно избавить детей с “феноменом Чикатило” от склонности к садизму и предотвратить криминальное поведение в будущем?

— Да. И у меня есть доказательства! В клинику к нам из Москвы привезли 9-летнего мальчика, который, увидев фильм о вампирах, испытал смешанное чувство ужаса, любопытства и восторга. Мальчик стал перерезать горло цыплятам и пить их кровь. Причем делал это публично. Нам удалось его вылечить. У мальчика исчезло не только вампирическое поведение, но и фантазии на подобную тему.

Но есть в практике доктора и другой случай.

— Из южного городка к нам мама привезла щуплого мальчишку. На кладбище он разрывал могилы. У него появились специфические садистские фантазии, стала развиваться некрофилия. Несчастная женщина сказала: “Если вы не сможете помочь сыну, я убью его и себя. Я не хочу, чтобы моя семья была второй семьей Чикатило”.

С ним работали три врача: психолог, психотерапевт и психиатр. Мы с ним прошли большой путь: успешно закончили школу. Он научился общаться, у него появились друзья. У мальчика была бедная семья. Все эти годы мы тащили его на собственном хребте. На одни только лекарства мы тратили по 150 долларов в месяц. Парень стал нашей гордостью. Он поступил в престижный университет, закончил его по двум специальностям. 12 лет он был у нас под наблюдением. А потом женился и перестал к нам приезжать. Через два года этот человек убил нищенку на кладбище и двух детей. Ему дали 9 лет строгого режима.

“Врач не должен быть подсадной уткой”

Понятно, что тюрьма не может исправить маньяка. Дочь Бухановского Ольга в своей докторской диссертации проследила: после каждого тюремного срока время до совершения очередного преступления у серийных убийц все короче. Из колонии они выходят еще более жестокими.

Что может остановить монстра?

Одинцовский маньяк Сергей Головкин, насиловавший и убивавший детей, прервал серию преступлений, когда купил автомобиль. Через полгода, когда “игрушка” надоела, он снова стал заманивать в подвал детей.

Юрий Цюман, по прозвищу Черноколготочник, убивавший девушек с периодичностью раз в месяц, прекратил охоту, когда познакомился с официанткой в кафе. Сама того не зная, женщина взяла на себя роль сексотерапевта. Через два года, когда она бросила Цюмана, он стал снова нападать на женщин.

— Если раньше я задумывался, сколько нужно лечить таких людей, то теперь знаю: всю жизнь.

В психиатрической реабилитационной клинике Бухановского четверть больных лечатся бесплатно, анонимно. 20% приходят сами, 80% — приводят родственники. “Это лица, которые уже начали совершать садистские нападения. Мы предоставляем им последний шанс избежать своей страшной участи”, — говорит профессор.

При этом, согласно Хельсинкской декларации и Закону о психиатрической помощи, профессор обязан предупредить пациента: “Все, что вы мне будете говорить, я через полчаса обязан буду передать милиции”.

— Кто ко мне придет? Кто будет говорить? Разве я остановлю “второго Чикатило”? — горячится профессор.

Доктор убежден, что потенциальных “серийников” нужно лечить анонимно. Психиатр не может быть для них приманкой. Это аморально. Это дискредитирует систему.

— Если я буду и дальше вести таких больных, меня могут наказать, лишить лицензии, — продолжает Александр Олимпиевич. — Против меня несколько раз пытались возбудить уголовные дела. Поэтому я ставлю вопрос перед законодателями, перед прокуратурой. Так же, как священникам, как адвокатам, врачам, психиатрам в некоторых случаях надо разрешить не давать информацию о своих пациентах. Врач не должен быть подсадной уткой.

Несколько лет назад из колонии профессору начал писать один из убийц. На его счету было около 30 эпизодов жестокого сексуального насилия девушек-подростков. Он просил помощи, боялся “сорваться” на воле. Как только вышел из тюрьмы, на следующий же день примчался в центр к Бухановскому.

— Помогли?

— Почти два года он находился у нас под наблюдением. Его перестали мучить фантазии, он женился. Но, бросив курс, сорвался. В феврале мы узнали, что он задержан за нападение на женщину. Сейчас сидит в следственном изоляторе, ждет суда.

“Серийники” отличаются мозгами”

Маньяк Сливко вешал мальчиков и снимал зверства на видео. Монстр Ершов убивал женщин, чтобы поближе рассмотреть их половые органы. Спесивцев пожирал свои жертвы, чтобы ощутить себя господином. Серийных убийц признают ограниченно вменяемыми. Неужели они осознают, что творят?

— Все убийства мы рассматриваем как многоэпизодные преступления. Есть эпизоды, есть межэпизодные промежутки. В эпизоде это один человек, у него работают определенные мозговые механизмы. Вне эпизода — это другой человек, не убийца. Как алкоголики — в запое и в трезвом виде. Я разрешил своей дочери работать наедине в тюрьмах с самыми жестокими серийными убийцами. Я не авантюрист, я хорошо знаю, что в обычной жизни — это обычные люди.

“Действительно обычные”, — думаю я, проходя по дневному стационару центра. В палатах лежат–сидят улыбчивые больные.

Тот, что читает книгу, избивал и принуждал однокурсниц к сожительству. Другой, что лежит под капельницей и подмигивает, прижигал грудь партнерш раскаленным скальпелем.

Владимир Муханкин, совершивший в свое время восемь убийств женщин и детей, например, писал стихи: “На земле единственное счастье — это вы, любимые, и дети”.

На обычную психушку клиника Бухановского не похожа: нет гориллоподобных санитаров, смирительных рубашек, комнат, обитых матами. И еще: это сугубо мужской мир. Маньяки — всегда мужчины. Мировая практика знает только два случая, когда серийными убийцами стали женщины. “Но и они развивались с детства как транссексуалы, — объясняет профессор. — У этих “дам” был мужской мозг”.

Бухановский с группой коллег впервые в мире с помощью ядерно-магнитной томографии исследовали мозг серийных убийц и выявили закономерность: маньяки отличаются мозгами. У всех наблюдается поражение участков коры мозга в районе лба и виска, которые ответственны за личность, мораль, этику, за формирование устойчивости поведения. Поражен мозг потенциальных маньяков и на уровне глубоких структур.

— Как проходит лечение?

— В мозгах человека есть определенные образования, которые начинают работать и выдавать импульсы о жестокости. Как во время аварии на Чернобыльской АЭС сбрасывали на саркофаг свинцовые плиты, так мы лекарствами блокируем эти центры, пытаемся восстановить органические поражения головного мозга.

Сначала идет интенсивная лекарственная терапия, потом в сочетании с психотерапевтическим курсом переходим на длительное поддерживающее лечение.

Скрытые серии

Пока я готовила материал, стало известно, что в Казани сотрудники правоохранительных органов обнаружили труп ученицы второго класса. Тело девочки со следами изнасилования и множественными колото-резаными ранами спины и груди было обнаружено в подъезде дома, где она жила.

В подмосковной Ивантеевке со двора дома пропала четырехлетняя Анастасия Мокрякова. В Горно-Алтайске бесследно исчезла восьмилетняя школьница Арчынай Яймина. Обе найдены зверски убитыми.

Профессор Бухановский уверен: серийные преступления остаются нераскрытыми, потому что фиксируются как единичные преступления.

В 98–м году, согласно выработанной методике, Бухановский подсчитал количество серийных убийц, которые могут действовать в России. Получилась страшная цифра — 110—115 человек! Каждый из них мог совершить по два–три преступления. Расчетное число оказалось выше того, что числилось на контроле в органах. Крупный милицейский чин, с которым дружил профессор, возмутился: “Что ты панику разводишь? У нас 27 серий всего, а ты пишешь — в 4 раза больше”.

— В 2001 году, не зная о наших исследованиях, опубликовал свою работу начальник криминалистического управления Генпрокуратуры Владислав Исаенко, — рассказывает профессор. — Он отметил: “За прошедший год в суды было направлено более 200 дел по серийным убийствам”. Наши расчетные данные подтвердились.

При нынешнем конфликтном обществе, обнищании населения, тотальном алкоголизме маньяков будет все больше. Одни из них будут охотиться только на старух, другие — на гомосексуалистов, третьи — на девочек определенного возраста. Будут “серийники”, которые вообще не различают полового объекта.

Профессор убежден, что в каждом округе должен быть создан штаб, работа которого была бы направлена на предотвращение серийных убийств. В его состав должны войти лучшие розыскники, следователи, представители информационных центров МВД, криминальные психологи, психиатры, которые помогут провести анализ на выявление скрытых серий.

Подобная школа следственно-розыскного аппарата в ходе поиска серийного убийцы Чикатило уже работала в Ростове.

— Мы помогали оперативникам в разработке мероприятий с точки зрения психиатрии, — рассказывает Бухановский. — Прошло 32 серии, 28 убийц были задержаны. Ростов стал чемпионом мира по этому показателю. Все думали — эпидемия какая-то. Стали появляться статьи о “ростовском треугольнике”, где орудуют маньяки. А просто все убийства были выделены в самостоятельные серии, а не остались в виде разрозненных преступлений. 80% серийных убийц были задержаны не случайно, а оперативным путем. Потом власть сменилась, школа развалилась.

Ныне профессор готов помочь сформировать подобную группу в Южном федеральном округе и работать в ней в качестве научного консультанта бесплатно.

Пока же Бухановский больше востребован на Западе. Его уникальную методику изучают специальные агенты ФБР. Американцы на основании его исследований разработали специальную программу и вкладывают в нее большие деньги.

А Бухановский в крошечной клинике бесплатно принимает детей “с феноменом Чикатило”. И пытается спасти — не только их, но и нас с вами — потенциальных жертв маньяков.

Светлана САМОДЕЛОВА. «Московский комсомолец» 10.05.2007

Приговоры
Это интересно!