Уткин, Анатолий Викторович

Уткин, Анатолий ВикторовичУткин Анатолий. ФотоКак бы долго не рассуждали «специалисты» и дилетанты о том, насколько низок был уровень преступности в СССР и безопасной жизнь, но, увы, это всего лишь иллюзия, что в прошлые годы жизнь в стране советов была начисто лишена криминального налета. Не все было так безоблачно на просторах нашей необъятной страны. И в то время банды чувствовали себя достаточно вольготно. Хватало всякого отребья — и взяточников, и казнокрадов, и воров, и насильников, и убийц. В начале 60-х начала приобретать системный характер и проблема серийных убийц. В «спокойное советское время» правоохранительные органы впервые столкнулись с этим видом преступлений, о своем существовании заявили сразу несколько маньяков в разных регионах страны. Наибольший резонанс вызвали преступления Владимира Ионесяна по кличке "Мосгаз", который за период с 1963 по 1964 год убил в Москве и Иваново 5 человек. Столько же людей убил с 1963 по 1968 год москвич Борис Гусаков. В Луганске Завен Алмазян совершил 4 убийства и 12 попыток изнасилования за несколько месяцев 1970 года. И, наконец, на счету Бориса Серебрякова из Куйбышева 9 жертв за период с 1969 по 1970 год. Как правило, информация о таких преступлениях широко не афишировалась, судебные заседания были закрытыми, публикации в прессе либо вообще не появлялись, либо ограничивались одной строкой о «приведении приговора в исполнение». Даже профессионалы зачастую не имели доступа к данной информации, иначе, чем объяснить откровения многих оперативников и следователей, участвовавших в 80-е годы в поимке Чикатило, Сливко, Михасевича, о том, что до 80-х годов они даже и не слышали никогда такого слова, как «маньяк». Тем более не приходится говорить о том, что в их распоряжении могла быть четкая методика розыска убийцы и проведения оперативно-следственных действий при совершении серии убийств по неочевидными мотивам.

Одним из таких закрытых дел, о которых мы узнаем спустя долгие годы, было расследование серии убийств, произошедших в Ульяновской и соседних с ней областях на рубеже 60-70х годов ХХ века.

Начало серии жестоких убийств было положено в последний мартовский день 1968 года. 31 марта никогда ранее не судимый, законопослушный гражданин Анатолий Уткин (1942 г.р.) из г. Барыш Ульяновской области, отправился в очередной рейс (он крутил баранку — сначала в автохозяйстве №2, затем на фабрике имени Гладышева. Водил по стране большегрузы). На сей раз ему предстояло отправиться в Москву на своей «Колхиде». На трассе, возле села Байдулино Тереньгульского района, его машину остановила девочка-подросток. 14-летней Лизе Макаровой срочно нужно было попасть в Тереньгу, где она собиралась навестить в больнице заболевшую маму. По пути Уткин остановился — якобы, мотор забарахлил. Воспользовавшись моментом, он накинулся на девочку и изнасиловал ее. Лиза кричала, умоляла не трогать ее, а когда Уткин понял, что она может написать заявление в милицию, решил убить подростка. Тело жертвы со связанными руками и следами многочисленных ножевых ранений он сбросил в 300 км от места совершения преступления уже неподалеку от Пензы, в реку Отвель. Убийца оказался фетишистом: видимо, на «память» о первом убийстве, оставил себе часы девочки, ее одежду и сумку с продуктами.

Прошло всего несколько месяцев, и он совершил новое преступление. 27 июня Уткин ехал на своем грузовике в Барыш из Ульяновска. У села Бестужевка Кузоватовского района посадил голосовавшую на дороге девушку. 17-летняя Валя Ананичева направлялась в соседнюю деревню. По пути напал на нее, одним сокрушительным ударом привел жертву в беспомощное состояние - девушка потеряла сознание. Завез ее в лес. Там изнасиловал и с особой жестокостью убил. Зарывать труп даже не стал, и как ни в чем не бывало, вновь прихватил все вещи жертвы.

Третьей жертвой А. Уткина стала жительница города Городищи Пензенской области, 13-летняя Таня Аксенова. Она одна гуляла на улице поздно ночью. Уткину не составило никакого труда напасть на подростка по той же, «отработанной» им схеме. Тело жертвы он спрятал в огороде. А вот вещей уже брать не стал. Видимо, его кто-то спугнул. Тело девочки со следами насилия и многочисленными колото-резанными ранами обнаружили утром 26 сентября 1968 года.

До 6 августа 1973 года, когда к расследованию подключилась Генеральная прокуратура, несмотря на схожий почерк преступлений, каждое из исчезновений и убийств проходили по разным делам. Сложность представляло то, почти все они происходили на трассе, иногда — прямо в кабине машины, и преступник умело скрывал все следы.

В дальнейшем маньяк кардинально изменил свой почерк – он уже не полагался всецело на случай, который мог привести в его руки голосовавших на дороге девочек, но и сам вел активные поиски жертвы. Зачастую выходя на «дело», он вооружался ножом, его действия детально продумывались, в них было меньше экспромта, чем в начале. Четвертую свою жертву маньяк подкараулил не на трассе, а около жилого дома. Люба Строганова спешила на свидание к своему жениху и совсем недалеко отошла от своего дома, когда Уткин напал на нее. Он зажал ей рот рукой и нанес три удара ножом в шею и плечо, однако девушка оказала серьезное сопротивление преступнику, в результате завязавшейся борьбы ей удалось вырваться из рук насильника и убежать. Это произошло в Ульяновске 8 октября 1968 года. Не доведенное до конца дело (ему не удалось убить женщину) заставляло преступника, не выжидая нескольких месяцев, как он делал раньше, срочно искать следующую жертву. Он уже не мог остановиться - жажда крови стала сильнее опасений быть пойманным.

И 28 ноября 1968 года происходит новое убийство. Жертвой стала десятилетняя Люба Стояк из Ульяновска. Девочка спешила в школу и, когда «добрый дяденька» предложил подвезти ее, ничего не заподозрила. В кабине Уткин оглушил маленькую пассажирку, увез за город, где изнасиловал, а затем нанес ей ножом многочисленные смертельные ранения. Все произошло в лесу. Там тельце убитой девочки и пролежало, пока его случайно не нашли.

После этого преступления, вызвавшего большой резонанс, Уткин затаился на целых семь месяцев. Но 28 мая 1969 года вновь пошел на преступление. На этот раз он просто зашел поздно вечером во двор дома, расположенного в центре Ульяновска, следом за молодой женщиной, изнасиловал ее и убил. Причем даже не стал скрывать следов преступления. Бездыханное тело жертвы так и осталось лежать на траве.

После данного преступления милиция значительно активизировала поиски опасного преступника. Уткин почувствовал, что ему нужно было залечь на дно. Для этого он выбрал весьма простой способ – совершил уличное ограбление и с легкостью дал себя задержать сотрудникам милиции. В августе 1969 года, А. Уткин был осужден по статье 145 ч.2 УК РСФСР. Сел он «добровольно» — чтобы затаиться на зоне. Провел на нарах более трех лет, за этот период новых жестоких убийств в Ульяновске зафиксировано не было.

Но в октябре 1972 года по выходе на свободу Уткина вновь потянуло на подвиги, вновь началась серия нападений на женщин… Первый акт этой драмы не принес человеческих жертв. Неудачная попытка изнасилования и убийства произошла 30 октября 1972 года. В Барыше Уткин встретил в безлюдном месте А. Скирдонову. Но женщина, несмотря на полученные удары ножом в голову, смогла уйти от преследователя.

Меж тем даже серийные убийцы иногда задумываются о личной жизни, создании семьи… Когда одна из девушек (она снимала квартиру в доме его родителей) наотрез отказалась выходить за него замуж, Уткин, оказавшись с ней наедине, взял несовершеннолетнюю силой. К счастью для нее, на этот раз необходимости убивать жертву у маньяка почему-то не было. И вообще в его действиях произошел некий перелом. В последующем он совершал преступления и ограбления не столько с целью изнасилования и убийства, сколько — для того, чтобы поживиться чужим добром.

6 декабря 1972 года в первый и последний раз жертвой Уткина стал мужчина. Н. Игнатьева он подобрал у автовокзала в Барыше и согласился довезти его до Ульяновска. В дороге Уткин убил Игнатьева и забрал найденные у него деньги. Тело несчастного пассажира нашли в овраге под мостом.

В списке его следующих жертв оказались две молодые женщины. Большинство преступлений он совершал в дороге. Так, с разницей всего в неделю — 15 и 22 декабря 1972 года — Уткин убил одну женщину, личность которой так и не была установлена, в Ульяновске, а другую — Галину Рузанову — неподалеку от Мулловки.

Потом было похищение оружия, взлом киоска и убийство диспетчера фабрики имени Гладышева. Здесь он собирался поживиться зарплатой. В.Исаева получила крупную сумму денег для выдачи работникам конного двора и гаража. Но он не знал, что купюры диспетчер закрыла в сейфе. Уткин, оглушив свою коллегу металлическим стержнем и завершив расправу с помощью ножа, нашел ключ от сейфа, но так и не справился с дверцей. Озлобленный до предела неудачей, он облил труп Исаевой соляркой, поджег его и, забрав сумочку убитой, в которой оказалась ее зарплата, ушел домой. Это преступление стало последним в его криминальной биографии.

Анатолия Уткина взяли под стражу 9 февраля 1973 года в буквальном смысле по горячим следам последнего преступления. Накануне в диспетчерской гаража фабрики им. Гладышева возник пожар. Когда его тушили, в помещении обнаружили обгоревший труп диспетчера В. Исаевой с 14 ножевыми ранами в груди. В тот вечер женщина получила крупную сумму для выдачи зарплаты, и мотив убийства сомнений не вызывал. Ясно было также, что преступление совершил тот, кто знал о поступлении денег и месте их хранения. Значит, скорее всего, это дело рук своего. Инспектор Мельников обратил внимание на пустое ведро в сгоревшей диспетчерской, в котором преступник принес солярку из бочки. Такие ведра обычно возят с собой шоферы. Проверка автотранспорта показала, что ведро, было взято из автобуса закрепленного за водителем Уткиным. На то, что к данному преступлению мог быть причастен А. Уткин указывал и анализ биографии последнего, в которой значилось, что шофер уже побывал в руках правосудия, и был осужден на 3 года лишения свободы за грабеж. В местах заключения он постоянно нарушал установленный режим, не проявляя стремления выйти за ворота исправительно-трудовой колонии условно-досрочно. И только позднее стало понятно, что за этим скрывалось…

В доме Уткина было решено провести обыск. Обыск привел к поразительным результатам: следствие получило в свое распоряжение улики, которые способствовали раскрытию сразу четырех преступлений. Кроме сумочки Исаевой в доме обнаружили двуствольное охотничье ружье 16 калибра, похищенное из караульного помещения фабрики 26 декабря 1972 года. Здесь же нашлись некоторые вещи, которые были украдены при ночном ограблении одного из городских киосков "Союзпечати". Это произошло 7 февраля 1973 года, т.е. за сутки до убийства диспетчера.

Но самым большим сюрпризом стали найденные в жилище Уткина женские украшения, принадлежавшие, как установили позднее, жительнице Ульяновской области Г. Рузановой, которая была изнасилована и убита 22 декабря 1972 года.

Следствие, начавшееся 8 февраля 1973 года, завершилось в августе 1974-го. Но еще 6 августа 1973-го, когда органы следствия убедились в причастности Уткина сразу к нескольким убийствам и разбоям, различным по датам и географии их совершения, разрозненные дела объединили в одно. Оно было передано в ведение Генеральной прокуратуры Советского Союза. Следственную бригаду прокуратуры Ульяновской области было поручено возглавить следователю по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР, государственному советнику юстиции 3 класса Ю. Любимову. В ее состав вошли работники прокуратуры региона А.Анисимов, А. Герасимов, Н. Шеленин и Г.Кострин. Кроме того, к работе привлекались работники прокуратур и правоохранительных органов из районов области, где были найдены жертвы неустановленного убийцы и насильника.

Начав работы, следователи, в частности, кропотливо изучали даты и маршруты командировок Уткина по области и за ее пределами, в которые он регулярно направлялся, будучи водителем автохозяйства №2, а затем "Ульяновскстройтранса" и суконной фабрики. Совпадение сроков командировок Уткина и дат совершения нераскрытых убийств девочек в конце 60-х в Ульяновской и соседних областях было поразительным, и указывало на то, что Уткин мог быть причастен к каждому из убийств.

Как известно, в ходе расследования обязательно изучается личность преступника. На него затребовали характеристики — из колонии, где сидел, с мест работы. Если начальство зоны характеризовало его отрицательно (такие же отклики о нем были и из СИЗО), то служебные характеристики были положительными. Более того, мать с отцом и его сестра ничего плохого о нем тоже сказать не могли. Они его знали только с хорошей стороны. К тому же, как выяснилось, Уткин успел несколько раз жениться и развестись, имел двоих собственных детей.

Судебно-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым. Уголовное дело в 34 томах ушло в суд. Первое заседание состоялось 28 октября 1974 года. Судья Виталий Александрович Шорин принял решение не начинать рассмотрение, пока все свидетели и потерпевшие не будут доставлены в суд. Некоторых пришлось вызвать из других областей, куда они уже успели переехать, — из Перми, Рязани и даже с Курильских островов.

Благодаря усилиям председательствующего в процессе, заседание началось при явке всех потерпевших, а в ходе судебного следствия были допрошены практически все важные свидетели. Среди, которых были и выжившие после нападений маньяка Л. Строганова и А. Скирдонова, опознавшие в нем человека покушавшегося на их жизнь.

Нужно отметить, что еще одним, непроцессуальным участником заседания то и дело становилась бригада медиков "скорой помощи", которую приходилось вызывать в здание суда для оказания помощи некоторым родным и близким жертв Уткина. В зале судебных заседаний ощутимо сгустилась атмосфера горя, гнева, агрессивности и психоза. Подсудимый вносил в это свою лепту, старательно имитируя психически больного человека. Однако стационарная судебно-психиатрическая экспертиза Уткина в московском институте судебной психиатрии им. Сербского еще в процессе следствия установила, что убийца и насильник вменяем.

Уткин отчаянно боролся за свою жизнь. Прежде всего, он отрицал в ходе следствия и процесса свою причастность к изнасилованию и убийству малолетних девочек Л.Стояк, Т.Аксеновой и Л.Макаровой. Вину в других преступлениях он не отрицал, но в последнем слове вдруг заявил, что также не совершал убийств А. Желтовой, В. Ананичевой и неизвестной женщины, а на следствии и в суде оговорил себя. Однако следствие было проведено полно, и в его ходе маньяк сам выезжал на места преступлений, подробно рассказывая о том, что происходило. Улики были неопровержимыми.

13 декабря 1974 года В.А. Шорин огласил обвинительный приговор, признав Уткина виновным по всем эпизодам обвинения. По совокупности преступлений — убийств, изнасилований, покушений на убийство, разбоев, краж и мелких хищений — суд приговорил подсудимого к смертной казни.

Адвокат заверял Уткина: мол, дадут лет 15, в 45 уже выйдешь. Но, учитывая тяжесть совершенных преступлений и наступление особо тяжких последствий, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в марте 1975 года оставила приговор Ульяновского областного суда без изменения. Ходатайство Уткина в Верховный Совет РСФСР о помиловании и сохранении ему жизни 25 августа 1975 года было отклонено Президиумом Верховного Совета.

12 сентября 1975 года серийный убийца и насильник был расстрелян.

Автор - Svan

Обсудить на форуме

 
serial-killers.ru
Ккт штрих по материалам www.glavbukh.ru.
     
    
Главная Картотека Маньяки из стран СНГ и СССР Уткин, Анатолий Викторович